Зеленый Крест | Возможна ли «мусорная» энергетика?
Зеленый Крест | Возможна ли «мусорная» энергетика?
1673
single,single-post,postid-1673,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Возможна ли «мусорная» энергетика?

 

Возможна ли «мусорная» энергетика?

Добавил Natalia в Публикации 26 Авг 2008

Л.А. Вайсберг, доктор технических наук, профессор, заслуженный строитель России. 26.08.2008

Если задуматься над известным выражением о том, что человечество смеясь расстается со своим прошлым, то можно признать его верным лишь до того момента, пока это прошлое остается событийным и эмоциональным. Как только прошлое приобретает материальный смысл и означает множество вещей, еще вчера столь необходимых и верно служивших нам, но вдруг в одночасье ставших ненужными, то только веселья для расставания с таким прошлым оказывается недостаточно.
Действительно, тысячи и тысячи предметов, которые ежеминутно окружают нас, являясь элементами нашего быта, рано или поздно заканчивают свой жизненный цикл, который иногда длится сутки, как в случае стаканчика из-под йогурта, а иногда – десятилетия, если речь идет о таких предметах длительного пользования, как телевизоры, холодильники, стиральные машины, автомобили.
Этот срок может быть еще большим, если речь идет о мебели, а тем более о недвижимости, то есть о зданиях, сооружения и их элементах в виде дверей и окон, что стало особенно актуальным в наши дни, когда подоспело время их массовой замены.
Создается странная, двойственная, противоречивая ситуация: ведь все это по сути потеряло уже свой смысл и уходит из жизни. Хочется действительно смеясь расставаться с таким прошлым и забыть о нем навсегда, но оно цепко держит нас за руку, не желая исчезать как материальная субстанция, требуя, что особенно странно, поскольку противоречит простой логике, за свой уход из нашей жизни существенных затрат. А без этих затрат исчезать никак не хочет.
Отсюда, по существу, и проблема: что же со всем этим делать? В первую очередь с тем, что уходит из наших домов ежедневно и получило название твердые бытовые отходы (сокращенно ТБО).
Дальше начинаются рассуждения, споры, научные изыскания, совещания в высоких кабинетах, большие бюджетные деньги, но заканчивается это в нашей стране все равно огромными, дурно пахнущими мусорными свалками, которые кто-то, когда-то (может от стыда, может от остроумия) начал называть полигонами.
Поговорим о цивилизованном подходе.
Сегодня широкое распространение получает предварительная сортировка отходов с выборкой максимального количества товарных фракций, пригодных для повторного использования в качестве вторичного сырья; на этом базируется рециклинг – нарождающаяся на наших глазах отрасль экономики. Наконец, пищевые отходы частично можно превратить в высококачественный компост или, добавив к последнему, например, торф, получить модификатор почвы; иногда его называют почвогрунт.
Но в любом случае остается проблема неутилизируемой части отходов – так называемых балластных фракций, а вместе с ней и самый острый вопрос современной мусоропереработки – сжигать или не сжигать?
Судя по всему, этот вопрос не стоял перед жителями древнего Иерусалима. В полукилометре от этого города, в долине, называющейся Гехином, сжигали городские отбросы. Это и было то, что стало в Ветхом завете геенной огненно, всеуничтожающим и очищающим пламенем. Позднее христианство заимствовало от ветхозаветной геены свой ад – вечный апокалипсический огонь. Такая вот, между прочим, логическая цепочка: сжигание мусора – это ад.
Но давайте теперь отвлечемся от того, что происходило две тысячи лет назад. Современные мусоросжигательные заводы являются вполне безопасными и высокотехнологичными производствами, которые позволяют гарантированно обеспечить высокую степень очистки своих выбросов в атмосферу от вредных веществ. Ужасы, связанные с диоксинами и фуранами, превратились на сегодняшний день лишь в некий козырь для многочисленных «зеленых», последний, но слабый аргумент. Назовем это первым мифом мусоросжигания.
Действительно, технологии ведь не стояли на месте все эти века; даже за последние десять лет сделан стремительный рывок в совершенствовании систем сжигания мусора и газоочистки. Построенные двадцать лет назад заводы сегодня выглядят архаичными – сейчас все можно сделать еще более эффективно и безопасно.
Похоже, что хлопоты «зеленых» становятся бесполезными; уж куда радостнее было бы услышать их мощные голоса по поводу бесконечных мусорных полигонов – вот уж где реальная трагедия. Но срабатывает какая-то не вполне понятная логика: эти ребята совершенно не замечают полигонов как реальных объектов, их порог чувствительности настроен исключительно на термин «мусоросжигательный завод», причем даже на гипотетическое о нем упоминание, далекое от реального проекта. Кстати, и неконтролируемое сжигание мусора, которое мы видим буквально рядом – в каждом садоводстве. Вот бы где им развернуться со своим пропагандистским аппаратом и без устали объяснять гражданам: «Вы губите свою жизнь и жизнь своих ближайших соседей!»
Возвращаясь к современным мусоросжигающим производствам, грамотно и эффективно спроектированным и построенным, отметим, что сегодня не «зеленые», не «красные» и не «белые» определяют их судьбу. Дело здесь совершенно в другом. Любого специалиста, погружающегося в эту проблему, ждет своеобразное откровение: процесс сжигания очень и очень дорогой. Он своеобразно делит города на бедные и богатые: на те, которые могут себе позволить такие затраты, а которые – нет.
Увы, кроме Москвы в России нет городов, для которых это реально. Отсюда появляется второй миф мусоросжигания (на этот раз от его сторонников) о том, что мусоросжигательный завод – это энергетический объект с производством тепла и генерации электроэнергии. Имеется в виду, что реализация «на сторону» этого тепла и электроэнергии может спасти экономику мусоросжигательного завода в целом. Причем этот миф пытаются подкрепить якобы реальными фактами, хватаясь при этом за примеры далеко не лучшие.
В частности, чаще других упоминается известный мусоросжигательный завод в центре Вены с далеким от истины рассказом о том, что этот объект отапливает половину города. На самом же деле завод, который носит название Шпителау и расположен в огромном производственном корпусе, раскрашенном современным европейским художником и дизайнером Хундетвассером, так же отличается от реального энергетического объекта, как творение упомянутого художника от работ Боттичелли. Во-первых, это довольно старое предприятие и действительно создает экологические проблемы, справедливо являясь мишенью для «зеленых», а во-вторых – работает в замкнутой системе нагрева теплоносителя с еще примерно десятью мощными мазутными котлами, внося лишь скромную толику в общий тепловой баланс сети.
Другими словами, полноценной «мусорной» энергетики на сегодняшний день все-таки в мире нет. Западноевропейские мусоросжигательные заводы действительно умудряются продавать оптовикам в общую сбытовую сеть тепло и электроэнергию, но лишь при помощи законодательного нажима властей – по заведомо завышенным ценам, то есть вне реальной рыночной ситуации. Но это же и есть скрытое дотирование мусоросжигания за счет потребителей электроэнергии и тепла.
Вот почему любая попытка повысить коэффициент полезного действия при производстве тепла и электроэнергии за счет такого возобновляемого ресурса, как мусор, и хотя бы на несколько процентов снизить расход высококалорийного топлива, является полезной и важной.

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.