Зеленый Крест | Война с пиратом, по имени Беллона продолжается
Зеленый Крест | Война с пиратом, по имени Беллона продолжается
1856
single,single-post,postid-1856,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Война с пиратом, по имени Беллона продолжается

 

Война с пиратом, по имени Беллона продолжается

Добавил Natalia в Публикации 12 Сен 2011

Как черного кобеля отмыть добела
Каким образом ворованный интеллектуальный продукт превратить в законный могут научить «эко-правозащитники» Беллоны – надо иметь много наглости, широкие офисные возможности, карманы набитые деньгами и ораву юристов.
Своровав мой интеллектуальный труд — «Ленинградская АЭС как зеркало атомной энергетики России» и незаконно выпустив его в обращение от имени автора, Харитонова С.В., с лейблами Беллоны, любитель чужих трудов, Беллона, с помощью нанятых варягов-юристов пытается еще, и отмазать свое воровство в суде.
Своих мозгов на подобный доклад у беллолновцев не хватило – среди небитых жизнью и прикормленных Беллоной журналистов и адвокатов, обеспеченных слащавых мальчиков и девочек, что крутятся возле Беллоны, нет истинных диссидентов.
И не смотря на старания хора льстецов лакирующих выдуманные подвиги начальника Санкт-Петербургского офиса Беллоны, подводника Никитина, он никогда не был ранее и не является сейчас, диссидентом, он лишь затесавшийся в калашный ряд.
Несмотря на возможности, обилие докладов и известность за границей, в Беллоне ничего не соображали по ситуации на ЛАЭС — не было источников информации, не было экспертов, понимавших ситуацию на ЛАЭС — были лишь знакомые зеленые свистуны из Соснового Бора, которые и сами ни в зуб ногой. И поэтому ничего по ЛАЭС у Беллоны опубликовано не было и это их, похоже, заедало.
Как же, офис Беллоны был под носом у ЛАЭС, а ничего путного «эксперты» Беллоны сказать не могли. И мое дело – whistleblower с ЛАЭС, было для них манной небесной, они сразу почуяли возможность нагреться – дать подзаработать своим адвокатам, набрать грантов и повысить рейтинг «правозащитников», поэтому ловко приклеились, о чем мне пришлось позже пожалеть.
Честно говоря, даже атомщики, уволившие меня с ЛАЭС, действовали намного порядочнее последователей «демократических ценностей» из Беллоны…
У меня к этому времени имелись документы, личный 27-летний опыт работника реакторного цеха и хранилища отработавшего ядерного топлива ЛАЭС, опыт whistleblower и понимание темы. Появилось и время, после увольнения с атомной станции и пока шли судебные дела доклад начал приобретать необходимый вид – главы, разделы. Беллона почуяла возможность нагреть руки и подсуетилась, хотя Никитин и хихикал над моими трудами, за моей спиной он и директор Беллоны – Иван Павлов съездили в Осло и привезли деньги, еще одни грант дало Генконсульство Норвегии.
Причем никто из господ Беллона-Норвегия или из Генконсульства Норвегии с автором доклада не встречался, не обсуждал тему доклада и условия написания, поэтому никому я, как автор не был чем-то обязан и честно послал, куда подальше любителей халявы, после развала моего дела.
Однако Беллона, вбухав много денег в доклад, почему-то решила, что, даже провалив позорно все мои судебные дела с ЛАЭС – доклад принадлежит ей, и она будет пользоваться им как ей угодно, что и делала, с 2004 года по 2011 год.
Выпустив контрафактный доклад в печатном и электронном виде, Беллона совершила те, деяния, которые законами относятся к преступлениям в сфере интеллектуального права, так как Беллоне не были переданы исключительные авторские права, которые позволили бы ей официально публиковать доклад. Мало того Беллоне было мной вообще запрещено публиковать доклад.
По сути, Беллона злоупотребляя правом, используя материальные возможности и юридические уловки на протяжении многих лет использовал мою собственность в интересах своей организации: в своей деятельности и пиар-кампании, для рекламы организации, для повышения рейтинга и авторитета у властей, грантодателей и среди населения, для повышения значимости, как эксперта.
Причем всё это делалось, втайне от меня – мне неизвестны были ни масштабы нарушения моего авторского права, ни их длительность.
Фактически, только в 2011 году, в суде мне стали известны и понятны технологии, и истинные масштабы нарушения моего авторского права.

При этом у пользователя не создавалось впечатление, что это пиратская версия – ответчик оформил дизайн доклада, в стиле характерном для всех докладов Беллоны, и для этого разместил фирменные лейблы организации, а на титульном листе и в самом докладе, указал адреса всех отделений Беллоны за рубежом и в России, указал свои личные данные и участие в докладе, указал себя в качестве, соавтора (фотографии), а глава ЭПЦ Беллона, Никитина внес еще и свои комментарии.
Этим оформлением пиратский продукт «отмывался» Беллоной — создавалось впечатление, что продукт не контрафактный, а глава ЭПЦ Беллоны, действительно «соавтор», «редактор-консультант», как это было незаконно указано на страницах Доклада.

Что такое пират с точки зрения законодательства.
Охрана прав российских авторов во многих зарубежных странах обеспечивается участием нашей страны в ряде международных соглашений, в число которых входят:
— Всемирная конвенция об авторском праве;
— Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений;
— Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав (стран СНГ).

Согласно пункту 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» — контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.

Согласно пункту 25 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» — размещение объектов авторского права и (или) смежных прав в телекоммуникационных сетях, в частности, в сети Интернет, является использованием данных объектов в соответствии с пунктом 2 статьи 16 указанного выше Закона. Так, запись произведения или объекта смежных прав в память электронной вычислительной машины является использованием, если по инициативе лица, совершившего запись, неопределенный круг лиц получает доступ к этому произведению или объекту смежных прав. Созданные (полученные) в результате такого использования экземпляры произведений или объектов смежных прав с нарушением Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» являются контрафактными.
Лица, осуществившие подобные действия, признаются нарушителями авторского права и (или) смежных прав.
К указанным лицам могут быть отнесены, в частности, владельцы сайта, на котором были размещены контрафактные произведения или объекты смежных прав.

Беллона, является владельцем сайта www.bellona.ru и www. bellona.org — разместила на этих сайтах пиратский доклад и использовала контрафактный продукт в течение 7 лет.

Уголовный кодекс РФ. Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав
1. Присвоение авторства (плагиат), если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю, —
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до шести месяцев.
2. Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта, совершенные в крупном размере, —
наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.
3. Деяния, предусмотренные частью второй настоящей статьи, если они совершены:
а) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 № 162-ФЗ;
б) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
в) в особо крупном размере;
г) лицом с использованием своего служебного положения, —
наказываются лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.
Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают пятьдесят тысяч рублей, а в особо крупном размере — двести пятьдесят тысяч рублей.

В действиях Беллоны есть деяния указанные в ст. 146 УК РФ: группа лиц, использование служебного положения, хранение, перевозка контрафактных экземпляров.
А если посчитать в деньгах стоимость ущерба, то производство пиратской продукции — 100 контрафактных докладов в сумме составляют более 50 000 рублей…

Смольнинский суд, самый гуманный суд в мире,.. к пиратам…
25 октября судья Масленникова Любовь Олеговна огласила резолютивную часть решения – в исковых требованиях отказать, руководствуясь ст.199, 200.1 ГК РФ.
Мотивированное решение было передано в канцелярию суда лишь 17 ноября 2011 года, что странно для довольно простого судебного решения — как, оказывается, сложно обосновать, казалось бы, рядовую ситуацию — пропуск срока исковой давности.
Ну, опоздал истец предъявить пирату претензии, в три отпущенных законом года, с кем не бывает и что тут суду, казалось бы мудрить…
Как говорится, и на старуху бывает проруха. Ведь и у самой Беллоны, юридически подкованной есть подобный опыт — прошляпила срок исковой давности в три года в моем разбирательстве с ЛАЭС – правда, она создала такую ситуацию умышленно, а потом что-то плела о происках властей… И в Евросуд пропустила срок подачи заявления по моему делу, опять что-то плела невнятное…

На самом деле не всё чисто и правильно, как определил суд – и с пропуском срока, и в отказе компенсации морального вреда. Слишком много не чисто, с учетом того, что согласно ст.208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав, к которым относятся и те авторские права, что были нарушены пиратом-Беллоной и указаны мной в исковых заявлениях.
И не проигрыш это, как радостно барабанит Беллона в СМИ. Правоведы объясняют подобные ситуации так – «с истечением исковой давности субъективное право не погашается, а продолжает существовать, хотя и не может быть реализовано в принудительном порядке»…
В «принудительном» – это значит – Беллону на нары… Иначе говоря, жулик как был, так и остался жуликом, только лишь не схватили за руку в установленное законом время и не посадили в кутузку… И благодаря этому, жулик празднует труса и думает, что он вправе считать, что он сейчас, белый и пушистый…
Однако период спроса с Беллоны еще не прошел, и поэтому, 25 ноября 2011 года мной подана кассационная жалоба на решение суда. И если надо будет, будут пройдены все инстанции, включая и Верховный суд — пират должен быть наказан…

О судебных хитростях – несущественные и существенные нарушения
Хитрости в решении суда, в пользу ответчика-пирата повсеместны.
Например, по эпизоду, когда ответчик представил в суд фальсифицированные доказательства — договор, согласно которому я якобы писал доклад за бешеные гонорары, суд, ловко выставил ответчика уже не жуликом, подделавшим доказательства, а отлакировал эту ситуацию, сняв с ответчика криминальный груз:
… «Так же не нашло своего подтверждения в ходе судебного заседания и утверждение ответчика, о том что доклад был написан истцом в рамках гражданско-правовых договоров, заключенного в период с 1-ого мая 2002 года по 31 декабря 2003 года… Сам истец отрицал факт подписания таких договоров»…
Этим выводом суд ловко разруливает ситуацию и сводит ее — к «несогласию» истца, а не к жульничеству ответчика, которое вскрыла почерковедческая экспертиза (спасибо неподкупным экспертам «Экспертно-правового центра «Куаттро»).
Спрашивается, а почему этот эпизод в решении суда не отражен, так как это было на самом деле и как должно быть отражено, например — факт договора с истцом не подтвердился по причине подделки этого договора Беллоной?…

Еще одна «незначительная» хитрость и попытка обелить Беллону. В своем решении по делу суд руководствуется документом – проект «Ядерный Бор», достоверность которого не установлена, по причине нарушения норм процессуального права судом – суд не исследовал письменные доказательства, в том числе и названный проект, как это обязан был делать согласно ст.181 ГПК РФ. В исковом заявлении от 28.04.2011 года, мной проект «Ядерный Бор» был оспорен и назван прямо — «фальшивкой», как фальсифицированный ответчиком.
Причем этот проект напрямую увязывался Беллоной с тем договором, который был определен экспертизой, как фальсифицированный и по которому я якобы получал деньги от Беллоны за доклад…
Таким образом, выводы суда и вынесенное решение по делу основаны, в том числе и на не исследованных судом, в соответствии со ст.181 ГПК РФ, и не изъятых из дела фальсифицированных документах.

В числе существенных нарушений ГПК РФ судом — применение судом старого закона к моему уточненному (вторичному), исковому заявлению. Вот как оцениваю эту ситуацию:
… 7.02.2011 года мной было подано исковое заявление о нарушении авторских прав.
28.04.2011 года, мной было подано исковое заявление, уточненное в порядке ст.39 ГПК РФ, так как суд разъяснил, что мое исковое заявление от 7.02.2011 года основано на «ныне не действующем законе», «Об авторском праве и смежных правах», который был отменен, в связи с вступлением с 1-ого января 2008 года 4-ой части Гражданского кодекса РФ (том 1,л.д.141).
Однако уже 25.10.2011 года в день вынесения решения, судья высказала мнение, что она чуть-чуть ошибалась и что всё-таки надо руководствоваться Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах», т.е. в ходе разбирательств суд существенно менял свое мнение о применении закона и это влияло на весь ход судебных разбирательств, и существенно повлияло на принятие решения. Причем изменение позиции суда относительно применения закона, при принятии решения по делу не отражено в протоколах.
Таким образом, судебное разбирательство с 28.04.2011 года проходило в рамках законодательства об авторском праве принятого с 1-ого января 2008 года, и по моему уточненному заявлению, основанному на 4-ой части Гражданского кодекса РФ, а решение по, этому же заявлению суд принимал, руководствуясь Законом РФ «Об авторском праве и смежных правах».
По этой причине суд не усмотрел в моих исковых заявлениях защиту неимущественных требований и применение к ним ст.208 ГК РФ.
В этом случае, при принятии решения суд должен был руководствоваться и моим заявлением от 07.02.2011 года»…
Суд нарушил требования ст.363,364 ГПК РФ и принял неверное решение.

Именем Российской Федерации или…?..
В процессе суда Беллона фальсифицировала доказательства — представила документы с моими поддельными подписями. Представители ответчика и особенно Рыбаков яростно противились экспертизе – на воре шапка загорелась… Доказанный факт фальсификации документов по закону грозит ответчику привлечением к ответственности по ч.1 ст.303 УК РФ. Однако тому, кто совершил преступление, пока всё сошло с рук — суд выручил Беллону — просто замолчал эту ситуацию, и в решении суда она никак не отражена.
Выручив Беллону, в тоже время суд сам нарушил требования процессуальных норм – требования ч.3 ст.226 ГПК РФ.
В ст.186 ГПК РФ указано следующее:
— «При обнаружении в ходе проверки заявления о подложности доказательств признаков уголовного правонарушения суд обязан сообщить об этом прокурору (ч.3ст.226 ГПК РФ).
Ст.226 ГПК РФ часть 3. В случае, если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, суд сообщает об этом прокурору.

Однако суд не только сам не вынес частное определение по факту фальсификации доказательств Беллоной, но и проигнорировал мое ходатайство от13.09.2011 года о вынесении частного определения об обнаружении в действиях ответчика признаков состава преступления по ч.1 ст.303 УК РФ. И в этом случае, суд не выполнил требование ст.226 ГПК РФ.
Мало того, что фальсифицированные документы не были изъяты из дела, они так же не были исследованы судом и по ним не было принято решения, об изъятия — эти фальсифицированные документы остались в деле, включены в ряд других документов представленных ответчиком в суд, и использовались ответчиком и судом, вплоть до вынесения решения по делу.

Судом были допущены существенные нарушения норм процессуального права:
вообще не исследовались письменные доказательства, как это определено ст.181 ГПК РФ.
По причине того, что не исследовались главные письменные доказательства, приложенные к моему исковому заявлению:
— нотариально заверенный «Протокол осмотра доказательств», от 21 января 2011 года, а именно информационного ресурса – доклада «Ленинградская АЭС как зеркало атомной энергетики России», с указанием моей фамилии, имени, в качестве автора, опубликованного в электронном виде в информационно-телекоммуникационной сети общего пользования Интернет, на русском и английском языке (258 стр.),
— контрафактный материальный носитель — доклад, выполненный типографским способом(107 стр.),
— суд лишил меня возможности на конкретных примерах показать все изъяны, допущенные ответчиком. Показать в чем именно заключаются нарушения моих личных неимущественных прав, моральный вред, и ущерб деловой репутации, нанесенный мне как автору, и как эксперту.
Не исследование материалов привело к неправильной оценке доказательств, неправильному выводу и неправильному решению суда.
Таким образом, несоответствие изложенных в решении суда обстоятельств дела и вынесенное решение обусловлено, в том числе и нарушением норм процессуального права, что является основанием для отмены решения по п.1 ст.364 ГПК РФ.

С 16 мая 2011 года и на протяжении еще 5 месяцев ответчик, с попустительства суда откровенно злоупотреблял процессуальным правом — затягивал процесс, бесплодно доказывая своё соавторство, что должен был делать в отдельном судебном разбирательстве.
15.06.2011 года мной было подано возражение на действия ответчика по затягиванию судебного разбирательства.

Суд вообще никак не квалифицировал пиратство ответчика, как будто факта пиратства вообще не было — хищения авторского труда, выпуска контрафактного доклада, распространения его всеми возможными способами, и самого пиратства в течение 7 лет, действия которого подпадают и под уголовный кодекс.
Суд даже не обязал ответчика выдать мне диски с контрафактными докладами, которые у ответчика наверняка сохранились и которые я требовал вернуть, в исковом заявлении.
Суд явно старался не обидеть Беллону…

Пустое кудахтанье пирата
И что там вообще петушится исполнительный директор Беллоны, Николай Рыбаков, грозясь засудить меня, газету Новый Петербург и сайт Зеленый Крест, СПб, за «клевету», пусть лучше сам сушит сухари… Да пусть прибережет для суда, не только свое кудахтанье и пар, но и все финансовые ведомости с моими «подписями» и отчеты по призракам-проектам, типа «Экоинформация в Санкт-Петербурге», в котором я якобы участвовал, и деньги, получал… Чтобы делать подобные смелые заявления надо иметь твердую почву под ногами и не больную голову.
Похоже два фальсифицированных договора, которые были представлены Беллоной в суд не остудили этого через чур разогретого эколога… Кстати, мне просто не хватило денег на экспертизу еще одного договора, что лежит в деле, и который, по моему мнению, также фальсифицированный… Всё еще впереди, пока еще органы не подключились по этой теме…
В судах, куда рвется Рыбаков мы, и вскроем консервную банку по имени Беллона – вытащим на божий свет, к той малой части тухлятины, что уже есть, все секреты финансовой кухни — разберем их публично, при СМИ, кто, и за что получал гранты. Выясним, почему моя фамилия без моего согласия оказалась в ряде документов, зачем брали западные деньги под доклад и мое имя, если не было никакого договора с автором доклада?…
Вот выдержка из протокола суда юриста Поправко, которая сама свидетелем тех событий не была, но оказывается, всё знает и уверенно вешала суду лапшу на уши:
… «Был подготовлен проект «Ядерный Бор», условия проекта были согласованы с истцом. В рамках этого проекта был написан доклад о ЛАЭС… Никитин поехал в Осло, им там понравился проект, они выделили деньги. Деньги тратились истцу. Был выделен грант… Харитонов был руководителем проекта Ядерный Бор» (?!)…
В судебных разбирательствах я показал, что и в глаза не видел этот проект, а сам проект назвал фальшивкой, и Беллона не доказала обратное…
А вот как Никитин фантазировал в суде:
… «С конца 2001 года у ЭПЦ Беллона с истцом был заключен гражданско-правовой договор о взаимном оказании услуг. Договор оговаривал выполнение конкретной работы. Это был договор на подготовку доклада. С истцом у нас было заключено два договора, один в мае 2001 года… Данный проект поддержали пожертвованием из Осло, а также Генконсульства Норвегии»…

Как показал суд и уже указывалось мной в одной из статей в газете Новый Петербург – на суде, вскрылось, что 2 договора со мной оказались фальсифицированные – один «майский», 2001 года, имевший отношение к гранту из Осло, а другой имевший отношение к проекту – «Экоинформация в Санкт-Петербурге», на который, выделило грант Генконсульство Норвегии, и тот, и другой грант были так или иначе связаны с публикацией пиратского доклада о ЛАЭС.
Таким образом, получилось, что благодаря ловкости Беллоны, Запад оплатил нарушение российского законодательства в области авторского права, а проще говоря – пиратство, Беллоны.
И Никитин подтверждает в суде:
… «Потом нам надо было заплатить переводчику, корректору, верстальщику, отпечатать в типографии и вот эту часть финансировало Консульство Королевства Новрегии»…
Инициатива Беллоны и привела их в суд — права на публикацию доклада у Беллоны не было, значит и права оплачивать какие-либо работы по докладу из западных грантов, то же не было, так как автор не дал согласия печатать доклад.

Пират остался с носом
И зря бахвалятся беллоновцы, что суд отказал мне по всем пунктам – захватить доклад Беллоне не удалось, как они яростно не старались. Суд еще не закончился, а жульнические права на доклад и даже на перевод Беллона уже потеряла. Перевод доклада на английский, не был результатом договорных отношений с автором, поэтому он является собственностью автора – это им урок за жульничество.
Я переиздам доклад и уберу с него всю беллоновскую грязь.

В своих исковых заявлениях и в суде действия пирата по захвату интеллектуальной собственности я обозначил прямо — Беллона пытается осуществить своего рода — «интеллектуальное рейдерство» — получить право на доклад, путем ложных утверждений и мошенничества.

А вот, что постановил суд по этому поводу:
… «В связи с изложенным, суд считает, что в данном случае нельзя признать того обстоятельства, что Никитин А.К. является соавтором данного доклада, поскольку по мнению суда, редактирование указанного доклада и оказание каких-либо консультационных услуг истцу Никитиным А.К. невозможно считать результатом личным творческим вкладом Никитина А.К. в написание доклада.
Ссылку представителя ответчика и 3-его лица Никитина А.К. о том, что, указание авторства истца в написание данного доклада является неким подарком истцу, его моральной поддержкой, суд считает несостоятельной.
Следовательно, суд приходит к выводу о том, что данный доклад написан Харитоновым С.В. единолично, в не в соавторстве с Никитиным А.К.»…

На самом деле в исках и в суде я подчеркивал, и это же подтвердил свидетель, что никаких редакторских правок Никитин не вносил, никаких консультаций не давал и к докладу не имеет никакого отношения, как соавтор – он лишь мошенник который присвоил мой авторский труд. А, что касается – «консультаций», так это я консультировал Беллону, и суд здесь просто сделал реверанс Беллоне.

По поводу писательского «таланта» Никитина на суде я дал следующую оценку.
…«Никитин не мог быть «соавтором» и «консультантом» и по следующим причинам:
— в силу отсутствия у Никитина «опыта написания подобных докладов» — в сравнении с моим он ничтожен и во всех докладах Беллоны, Никитин, всего лишь – «соавтор», и поставщик справочных материалов,
— отсутствия у него литературного опыта, и индивидуальных авторских работ – публицистических, исследовательских, аналитических по проблемам сложившимся в атомной гражданской отрасли,
– в силу полнейшего отсутствия у Никитина аналитических способностей.
ЭПЦ Беллона и ее глава, Никитин, вообще далеки от той идеи, что описывалась мной в Докладе – влияние человеческого фактора на безопасность, которую я затрагиваю в своих исследовательских публикациях по атомной проблематике на протяжении многих лет.
В силу менталитета и личной жизненной позиции, Никитину далеки, и непонятны проблемы, которые я также затрагивал в Докладе – права человека на ядерных объектах, роль «этических работников» на ядерных объектах – «whistleblowers», поэтому как «консультант» и «соавтор» Никитин был бесполезен»…

В Беллоне привыкли выезжать на чужих рисках и чужом горбу, и я был свидетелем, как известный эксперт из Соснового Бора, из Радиевого Института им. Хлопина чуть не попалась на их удочку, когда беллоновцы предложили ей написать исследовательскую работу по проблемам радиоактивного загрязнения в Сосновом Бору, причем условия были, как, в известной сказке про вершки и, корешки, конечно с выгодой для Беллоны — эксперту мизерная оплата и потеря своего труда, а все пряники – Беллоне.
С учетом моего совета – не связываться с аферистами, эксперт вовремя одумалась и послала беллоновцев куда подальше…

Видимо пустая жизнь и обильные западные фуршеты ударили в голову Никитину, и он посчитал себя своего рода старухой из сказки о золотой рыбке – не хочу быть простым подводником и автором халтурного доклада о Северном флоте, а хочу быть – «whistleblower» с ЛАЭС и автором уникального доклада о ЛАЭС, отсюда он в судебных разбирательства усиленно доказывал, что это он «автор» доклада о ЛАЭС (?!), а, хор оплачиваемых лакеев и льстецов его поддерживал в этой глупости, что он вбил себе в голову…
Вот, например, что молола в суде представитель Беллоны, адвокат Шарафиева и остальная компашка из Беллоны –
… «В частности, исходя из пояснений А.К.Никитина, а так же показаний свидетеля Павлова И.Ю., А.К. Никитин принимал участие в подготовке Доклада наравне с истцом»…
… «Александр Никитин, как соавтор доклада, разрешил его использование ответчику… При этом истец не имеет права без достаточных оснований запрещать использование Доклада»…
— Юрист Беллоны,Поправко:… «В течение всего времени подготовки доклада, соавтором истца и редактором-консультантом был Александр Никитин».
— «А.Никитиным было принято решение отказаться от соавторства Доклада и при публикации Доклада оставить себе только позицию редактора-консультанта»…
— «доклад «Ленинградская АЭС как зеркало атомной энергетики России» был подготовлен группой сотрудников ЭПЦ «Беллона»,
— «доклад является результатом совместного выполнения проекта «Ядерный Бор», а не авторским произведением одного исполнения»,
— Иван Павлов, бывший директор Беллоны, СПб, лжесвидетельствовал — … «Я знаю, что Никитин принимал, если не большее, то на уровне участие в подготовке документа»…
…Некоторый материал истец подбирал сам, другой мы ему помогали подбирать.
Из участников были юристы и журналисты. Все искали те или иные источники, дополнительные источники».
— глава офиса Беллона, Спб, Никитин – «и я решил, что он будет автором»…

И совсем другие комментарии Никитина — кто истинный автор доклада о ЛАЭС — размещены на страницах самого контрафактного доклада – типографского и электронного, во вступлении:
…»Сергей Харитонов подготовил доклад»…,
— … «Всё это он изложил в своем докладе»…,
— … «как автор имеет собственную точку зрения»…
— … «работа Сергея Харитонова»…

Как говорят в таких случаях — комментарии излишни…

Претензии на авторство и лживый бред Беллоны можно объяснить или обычным жульничеством в попытках захватить доклад, или личным психическим нездоровьем и проблемами с моральными принципами, или сразу всё в одном флаконе, как говорится — правая рука, не знает, что делает левая, до того запутались во вранье.
По поводу лжесвидетельства «известного» адвоката Ивана Павлова я подал даже заявление суду. И, похоже, не зря как-то, изрядно поколотили, адвоката Павлова.
И хотя «правозащитники» связывали побои с его «правозащитной» деятельностью на благо общества – корни здесь совсем другие.

Взять Беллону за шиворот
И то, что называет Рыбаков – «клеветой» — подтверждается документами, высказываниями самих представителей Беллоны в суде и публикацией пиратского доклада, против воли автора.
Свидетель и бывший сотрудник Беллоны, в период 2003-2008 года показал в суде, что глава Беллоны, Никитин, в 2004 году был предупрежден о запрете на публикацию доклада, однако игнорировал запрет:
— «он (истец) мне позвонил и сказал, что против печати доклада и фото»,
— «я рассказал Никитину, сказал, что Харитонов против, он сказал это неважно, что он разберется с этим. После этого доклад был отдан в типографию. Перед Новым годом было получено шт.50, чтобы отдать экземпляры в Норвегию».

И ни одного финансового документа, где было бы прямо отражена выплата гонорара «истцу» за доклад, госпожа Поправко в суд не представила…
Не было представлено и ни одного документа, где было выражено моё «согласие» на участие в проекте «Ядерный Бор». А сам проект «Ядерный Бор», который, якобы выполнялся в 2001-2003 году, представленный Никитиным в суд, не содержит ни одной подписи, кроме подписи самого Никитина, причем, за 2011 год.
В этом фальшивом проекте, кстати, в качестве участника и «консультанта», мелькает и глава сосновоборского Зеленого Мира, всемирно известный эколог, господин Бодров.
И встает вопрос, как Бодров мог участвовать в качестве «консультанта» в моем докладе, где он ни в зуб ногой по теме ЛАЭС, и какие мог давать мне, «консультации», если в Зеленом Мире, именно я консультировал Бодрова по ЛАЭС, и при написании доклада, Бодрова, в офисе Беллоны я вообще не встречал? Какие при этом денежные суммы, и из каких грантов, отпущенных на доклад, получал «призрак-консультант», Бодров? И, как в этом проекте оказался еще ряд мертвых душ, в качестве «консультантов», «авторов» в написании доклада?..
Например, какие такие юридические «консультации» по докладу мог давать мне упомянутый юрист Беллоны, Алексей Павлов, еще один «участник» проекта «Ядерный Бор»?..
Полезно будет услышать и госпожу, Плющ – жену адвоката, Алексея Павлова, под руководством, которой, я, оказывается, выполнял проект «Экоинформация в Санкт-Петербурге» — значит у Беллоны должны быть «мои» отчеты по проекту — любопытно на них взглянуть, что я там натворил… И какие деньги на самом деле я за этот проект «получил», судя по отчету – 21 тысячу рублей за три месяца…
Пойдет целый паровоз беллоновцев с объяснениями и при этом всплывет, сколько западных денег ушло в карманы псевдоконсультантов…
Например, не ясно, почему в отчетах организации тот же грант из Осло, около $70 тысяч, что по уверениям Никитина, в суде был взят на доклад — не фигурирует в отчетах организации, открытой для аудиторов. Ведь, по словам, Рыбакова аудиторы «проверяли» организацию и ничего «не нашли». Здесь, простое объяснение — не знали где и что проверить.
Значит, надо еще раз проверить все отчеты, что направлялись организацией в надзорные органы и сверить с той информацией, что уже вылезла на свет, глядишь, и еще фальшивые подписи вылезут в документах.
Похоже, у господ экологов случилось головокружение от успехов и сложилось ошибочное мнение, что грантовую политику они могут проводить по принципу – что хочу, то и ворочу, а в отчетах могут вешать лапшу на уши.

Народ, не выбирай Беллону во власть
Представители Беллоны присутствуют во фракции Зеленая Россия и партии Яблоко, и сейчас настырно лезут во власть…
На своем отрицательном опыте длительного общения с Беллоной я могу посоветовать лишь одно — держитесь от партии Яблоко и Беллоны подальше…

Сергей Харитонов, независимый исследователь
Ноябрь 2011 года

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.