Зеленый Крест | СИРОТЫ КАПИТАНА ГРАНТА
Зеленый Крест | СИРОТЫ КАПИТАНА ГРАНТА
1664
single,single-post,postid-1664,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

СИРОТЫ КАПИТАНА ГРАНТА

 

СИРОТЫ КАПИТАНА ГРАНТА

Добавил Natalia в Публикации 22 Июл 2008

Natalia 22.07.2008

Почему — то большинство впервые приходящих к нам “волонтёрить” молодых людей уверены, что деятельность экологических общественных организаций осуществляется за счёт западных грантов. Когда мы говорим, что грантов в жизни не получали, и даже заявок на них не подавали — удивляются. Чего это ради — от халявы отказываться и из принципа зарабатывать деньги своим трудом?
Но, считаю, принцип важнее. Долгий опыт работы в общественном природоохранном движении убедил в том, что гранты, получаемые из — за пределов страны, вредят делу зеленого движения в России. И дело здесь не в шпионобоязни и прочих псевдопатриотических глупостях. Просто российская общественная организация, уж коли она так называется, должна выражать интересы и опираться на ресурсы именно российской общественности. В случае же западного финансирования такого не происходит — и вот почему.
Напомню, что грант — это безвозвратная финансовая помощь зарубежного фонда, направляемая победителям конкурса проектов, проводимого этим фондом. Причём, и тему конкурса, и победителей, выбирает руководство фонда и им уполномоченные эксперты. Это — раз.
Грантополучателям всё равно, где выполнять проекты — победители — в Петербурге, Брянске, Владивостоке — да хоть на Луне. Российская общественная организация, выполняющая работу по гранту, никак не связана с “туземным населением” — ни финансово, ни морально. Она отвечает по результатам проекта лишь перед грантодателем и его бухгалтером. Это — два.
Вопрос: тогда с какой стати она называется “российской общественной”? В лучшем случае эта организация — “голландская” или “английская” общественная, ведь там живут люди, жертвующие на её деятельность свои деньги.
Когда часть экологических общественных организаций перешла на зарубежное финансирование, это вызвало печальные последствия для всего зеленого движения. Приведу три примера, хотя мог бы и тридцать три.
Итак. Пример первый. Нарушения природоохранного законодательства, как известно, у нас массовые. Стоит в лес войти, как либо браконьера встретишь, либо, если лес не особо глухой, “туристов”, нарубивших деревьев для костра, поставивших машину в прибрежной полосе у озера, наломавших лапник под палатку, и всё замусоривших вокруг себя. С массовыми нарушениями нужно бороться массовым же общественным контролем, так как государство тут явно не справится. Значит, добрые западные фонды уж на эту актуальную проблему — деятельность общественной инспекции по охране природы — денег точно дадут, думаете вы? А вот фигушки! Не дают. В их странах массового браконьерства нет, что же до плохого поведения туристов, то ничейной земли у них тоже нет, а хозяин либо никого в лес не пустит, либо наоборот — пустит за плату, на специально оборудованную площадку, и попробуй только её испоганить! Помогать же российской общественной инспекции, по их мнению — вкладывать деньги в развитие репрессивного аппарата. Вот так.
Пример второй. Всем вроде бы ясно, что решать проблему с переработкой мусора надо, создавая мусороперерабатывающие заводы. Но в Европе эту проблему решили сразу после войны, когда жизнь была бедной, и каждый бутылочный осколок шёл в дело. Только в 70 — х годах прошлого века в Европе стали свертываться сети по сбору вторсырья и его сдача за деньги стала заменяться — и то не везде, а в богатых районах особняков — бесплатным разделением мусора на кухнях. Это стало там своего рода гражданской позицией домохозяек. Наши “зеленые” съобезянничали селективный сбор мусора, получили под его внедрение западное финансирование, пролоббировали закупку Жилищным комитетом Санкт — Петербурга разноцветных контейнеров — и всё. Теперь мусор из разных контейнеров увозят одним мусоровозом, и уже потом на специальной площадке, на конвейере разделяют его на 14 различных фракций. Всё по старому, зато довольны изготовители контейнеров.
Пример третий. Уплотнительная застройка вызвала массовые протесты жителей городов по всей стране. Думаете, западные фонды дали денег для оплаты межевания земель и оформления придомового участка в собственность жильцов, дабы никто на их частной земле ни гаража, ни дома построить не мог? Как бы не так! Деньги были посланы — но на организацию протестной деятельности. Не на митинги, что вы! На издание брошюр, как грамотно протестовать; на семинары и тренинги по обучению протестующих; на пропагандистскую деятельность…
Вывод. В результате освоения грантовых средств в России создается не гражданское, а, скорее, антигражданское общество, состоящее из людей, совершающих внешне вполне гражданские действия, а на деле — лишь имитирующих гражданскую активность. Типичный представитель такого общества — домохозяйка, раскладывающая мусор в разные пакетики и думающая, что тем самым она охраняет природу.
Причём, гранты не являются каким то необходимым для существования движения элементом. Регулярное западное финансирование имеют хорошо, если 10% от всех экологических организаций Петербурга. Да, эти организации более заметны — именно потому, что часть западной помощи они тратят на собственный “пиар”. Те 90%, живущие за счёт пожертвований петербургских предпринимателей, деньги экономят — они знают, что такое рубль и сколько он стоит.
Есть и ещё один аспект в этой проблеме. Гранты в основном приходят с запада. Это не способствует авторитетности зеленых организаций. Каждый, кого мы ловим на нарушении природоохранного законодательства, начинает в ответ обвинять нас в недостатке патриотизма. Мы говорим о выбросах вредных веществ — а нам отвечают, что это мы делаем по заданию ЦРУ, которое хочет развалить российскую промышленность. Говорим о необходимости каждого вносить свой вклад в охрану природы — а нас спрашивают, почему же, если мы такие хорошие, у нас так мало друзей в своей стране, и приходится просить помощи из — за рубежа. И ведь не ответишь, как раньше — “страна, мол, у нас небогатая” — засмеют!
Видимо, зеленому движению настала пора избавиться от грантовой зависимости. В идеале хорошо бы зеленым совершенно отказаться от зарубежного финансирования своей деятельности. А средствам массовой информации, рассказывая о тех или других действиях зеленых организаций, правильнее было бы всегда уточнять — отечественное или зарубежное финансирование имели в своей основе эти действия. Думаю, авторитет зеленого движения после этого резко вырастет.

ЮРИЙ ШЕВЧУК, ЗЕЛЕНЫЙ КРЕСТ

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.