Зеленый Крест | Продать «Красный бор»! Остальное: «паллиатив» или «уже проходили»…
Зеленый Крест | Продать «Красный бор»! Остальное: «паллиатив» или «уже проходили»…
2603
single,single-post,postid-2603,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Продать «Красный бор»! Остальное: «паллиатив» или «уже проходили»…

 

Продать «Красный бор»! Остальное: «паллиатив» или «уже проходили»…

Добавил Natalia в Новости 16 Фев 2016

Ретроспектива безобразий, связанных со спецполигоном «Красный бор», впечатляет. Пожары, взрывы, уголовные дела, махинации с бюджетом – а теперь вообще, чрезвычайное положение в связи с ожидаемой протечкой ядовитого содержимого котлованов за пределы территории полигона…

О том, как выйти из этого положения, председатель Северо-Западного Зеленого Креста Юрий Шевчук беседует с ученым и изобретателем, генеральным директором инсинераторостроительной компании «Турмалин», к.т.н., Михаилом Востриковым.

Михаил Михайлович, первый вопрос традиционный – «кто виноват»?

Как у людей все болезни от нервов, так и все беды «Красного Бора», на мой взгляд, имеют одну причину – его статус городского унитарного предприятия (ГУП),  этакое лукавое наследие ельцинской эпохи, подразумевающий бесплатную госсобственность в бесплатном и практически  безответственном  хозяйственном ведении у госпредприятия. Плюс, разумеется, несвойственное государству —  а значит, как минимум, неуклюжее — прямое управление таким специфическим, но, по сути, чисто коммерческим объектом со стороны профильного Комитета, читай, чиновника. Согласитесь, слишком много искусов для городского начальства – бесконечные и внешне  слабоконтролируемые бюджетные субсидии по любому поводу – чего-нибудь в очередной раз пообследовать, подпроектировать, подлатать и т.д. А потом уволить очередного директора этого ГУПа «по собственному» и концы в воду. И так много лет, по кругу, и никого ведь даже не наказали за уже просаженные миллиарды.

Тогда второй, не менее традиционный вопрос – и что же со всем этим делать?

А то же, что и всем. Для начала, просто оглянуться по сторонам, посмотреть, как же другие регионы с этим справились.

А другие справились?

Да. Ситуация не уникальна и на сегодняшний день «Красный Бор» последний в стране не приватизированный спецполигон. Нигде в России, кроме Питера, государство не занимается утилизацией особо опасных отходов непосредственно. Это дело бизнеса и что бы он был прибыльным, его надо делать хорошо и в соответствии с законодательством. А государство при этом делает своё дело – формирует условия и правила, контролирует их выполнение, собирает налоги и т.д. Характерный пример – Красноярский край. Там с особо опасными отходами порядок — на местном, уже давно приватизированном спецполигоне  — стерильная чистота. Кроме того, восьмой год исправно работает частный завод по утилизации отходов 1-2 классов опасности, кстати, изначально предназначавшийся для «Красного бора».

И как же этот завод попал в Красноярск?

Старая история. Федеральное правительство выделило деньги, мы сделали лучший в мире завод, а в Санкт-Петербурге от него попросту отмахнулись. Пришлось ставить его в Красноярске, там он и работает по сей день.

То есть, Вы полагаете, что для решения всех проблем «Красного бора» надо его продать?   

Да. Остальное, увы, паллиатив или уже проходили. И покупатель сам наведет там порядок, и рекультивирует и построит там какой надо завод по переработке накопленного безобразия. Если конечно, у этого покупателя будет интерес, по-другому не купит.

И что же может быть интересно такому покупателю?

Только бизнес. При правильной постановке, утилизация особо опасных отходов – это весьма прибыльное и надежное дело, в которое сегодня не страшно вкладываться и деньгами и технологиями. Например, у нас есть и то и другое,  но мы не единственные, кто мог бы купить полигон.

А на каких условиях Вы купили бы «Красный Бор», это же миллиарды надо будет вкладывать?

Миллиарды на поправку здоровья «Красного бора» у федерального правительства просят городские чиновники — а вдруг дадут…. Нам же, обычным предпринимателям, на бюджетную щедрость рассчитывать не приходится, поэтому и рассуждаем мы по-другому, примерно так:

Сколько может стоить «Красный бор»?

По нашему разумению, с учетом состояния полигона, цена продажи должна быть условной. Например, один рубль.

Сколько нужно туда вложить?

Строить ничего не будем или по-минимуму. По факту, полигон буквально забит бросовой и относительно безопасной   органикой – автомобильными шинами, пластиком, просто мусором и т.д. Всё это прекрасное сырьё для наших новых мобильных Синтезаторов топлива ПРОК . Две-три таких установки за пол-года переработают на жидкое топливо практически все твердые отходы полигона без всякого дробления. Жидкие отходы и просто воду эффективно и экологически безопасно уничтожат наши серийные контейнерные инсинераторы ИН-50 с мощными циклонно-вихревыми топками.  Всё остальное уничтожат наши универсальные инсинераторы, тоже, кстати, контейнерного типа.

То есть, создается относительно небольшой гибкий «мусорный технопарк» стимостью, вероятно,  в несколько сотен миллионов руб. Так что это не миллиарды, точно. «Турмалин» переработает отходы в обмен на бюджетную субсидию. Такого объема субсидию даже в наше тяжелое время получить можно. Разумеется, этот проект должен будет пройти государственную эколгическую экспертизу.

В общем, надо договариваться, выработать взаимоприемлимые условия сделки – стоимость, взаимные обязательства и многие другие моменты. Такие вещи, как правило, всегда результат сложных переговоров, но по ним уже есть положительный опыт в других регионах и его, конечно же, надо использовать как пример.

Принимать отходы в Красном Бору мы не собираемся, кроме того, напомню, есть судебное решение о бессрочном запрете на приём отходов для этого полигона.

Заметьте, и эти планы и это решение появились не на пустом месте, а в связи с глубоким убеждением их авторов в том, что с «Красным бором» ничего хорошего сделать уже нельзя.

Полагаю  вполне возможным, что область может скорректировать свои планы в зависимости от конкретных условий предполагаемой сделки, в формировании которых, она, как владелец земли, безусловно, должна принять самое непосредственное участие. Без позиции области у такой сделки нет никакой перспективы.

Согласен. А Вы уже общались по эти вопросам с конкретными должностными лицами?

Да. Позиция бывшего руководства городского Комитета известна, если кратко — у нас и так всё хорошо, нам ничего не надо. Это понятно, на уровне Комитета никто не хочет просто так терять кусок хлеба. Вот, передал письменные предложения Губернатору Санкт-Петербурга, посмотрим, что он ответит.

И Губернатор Ленинградской области, и жители прилегающих к полигону поселков требуют, чтобы полигон был бы закрыт и рекультивирован. Новый завод по утилизации отходов 1-2 классов предполагается построить в совершенно другом месте, где лучше с дорогами и нет плотных жилых массивов. Готовы ли Вы просто взять полигон с целью его рекультивировать?

Да. Тогда, естественно, просто за деньги, это для нас и есть обычная работа.

Хорошо, ну теперь посмотрим, реакция Губернатора Петербурга очень интересна. Удачи!

Спасибо, удачи нам всем!

Отправить комментарий