«ПРОБЛЕМА ЛОТА» в энвайронментализме | Зеленый Крест
Зеленый Крест | «ПРОБЛЕМА ЛОТА» в энвайронментализме
3202
post-template-default,single,single-post,postid-3202,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

«ПРОБЛЕМА ЛОТА» в энвайронментализме

 

«ПРОБЛЕМА ЛОТА» в энвайронментализме

Добавил Natalia в Публикации 19 Фев 2019

Проблема, названная по имени библейского праведника – это проблема резкой корректировки нравственной системы ценностей у индивидуума, внезапно оказавшегося в состоянии крушения всех прежних привычных систем ценностей, как произошло с Лотом после получения им информации о скором уничтожении его родного города.

Примерно то же, что произошло с Лотом, происходит с каждым из нас, столкнувшимся с измерением своего личного «экологического следа» на планете.

Напомню, «экологический след»  — это интегральная мера воздействия человека, народа, страны или человечества на среду обитания, позволяющая сопоставлять потребление ресурсов биосферы с её способностью к их воспроизводству и ассимиляции отходов человеческой деятельности. Измеряется экологический след в глобальных гектарах, условных единицах, характеризующих экологическую емкость Земли. Несмотря на понятное упрощение, расчеты оказываются точны и легко проверяемы по отдельным параметрам.

Казалось бы, экологический след не может превышать биоёмкости Земли. И в то же время расчеты показывают, что человечество потребляет много больше, чем может и должно. Как же это происходит?

Начался процесс перехода возобновимых ресурсов (растения, вода, воздух) в невозобновимые, безвозвратно уничтоженные или загрязненные. Идет накопление (депонирование в биоте) загрязнений. Причем – во всей биоте, включая и представителей человечества. Процесс уже не остановим, даже если человечество завтра исчезнет с лица Земли, мигрирующие загрязнения еще около 30 лет будут отравлять растения и животных.

Чтобы всем нам хватило одной планеты, на 1 человека должно приходиться не более 1,8 га продуктивной земли или «глобального гектара».

Для сравнения: средний житель США использует 12,2 га (5,3 планеты!), средний европеец — 5,7 га (2,8 планеты), а средний житель Индонезии — всего 1,7 га (практически планетарную норму).

Средний житель России использует 4,4 га (2,5 планеты).

Понятно, что ни россияне, ни американцы не согласятся уменьшить потребление до некоей рассчитанной учеными нормы и довести свой уровень жизни до среднего индонезийского. Напротив, практически любой народ в массе своей понимает, что лишь неуклонный рост производства гарантирует ему  будущее – то есть, как говорила Черная Королева, «чтобы оставаться на месте, надо бежать изо всех сил».

Также понятно, что консьюмеризм в мировом масштабе победил и на место народов, решивших ограничить свое потребление, тут же придут народы, желающие резко повысить свой уровень жизни.

Так что мы легко можем прийти к следующим выводам – остановить рост населения и рост производства на планете невозможно; экологическая ёмкость Земли уже перегружена как минимум в 2 раза; в скором времени механизмы накопления поллютантов в различных средах перейдут предел летальных концентраций и станут, в случае попадания в человеческий организм, смертельными дозами, варьирующимися в зависимости от индивидуальных возможностей сопротивляемости организмов. Это будет реакция биоты Земли на источник её отравления.

Выводы верны, прогноз совершенно реален, во всяком случае, выводимый из современного положения дел. Но в итоге у нас появляются психологические проблемы. Если экологическая ёмкость Земли позволяет жить достойно человека всего 600 миллионам людей, то тогда человек больше не является высшей ценностью, тогда мораль Швейцера не работает, тогда жизнь есть не то, что надо спасать, а помеха смерти — спасительницы планеты. Тогда сбываются пророчества Иоанна Иерусалимского: «Когда придет тысячелетие за нынешним   тысячелетием вослед,  будут столь многочисленны люди на свете,  что их уподобим муравьиной куче  с воткнутой в середину палкой.
Они будут бегать вокруг, а смерть — давить их каблуком, как надоевших насекомых.
Толпой пойдут они от места   к месту, темная кожа смешается с белой, христианская вера с неверной, некоторые будут проповедовать обещанный  мир, и все же повсюду все племена будут вести свои новые войны.»

Что же, если мораль Альберта Швейцера устарела, у нас еще осталась возможность различать добро и зло. Используем «категорический императив» и поищем иную мораль, адекватную нынешней ситуации.

Одной из лучших литературных работ, исследовавших поведение людей при глобальной катастрофе – повесть братьев Стругацких «Далекая Радуга». Там, как вы помните, Горбовский за всех принял решение – спасаем детей, а сами гибнем…

В нашем случае делить мир на спасаемых и оставляемых не придется – вероятнее всего, человек как вид прекратит свое существование полностью, как и прочие, зашедшие в эволюционный тупик виды. Но агония человечества растянется как минимум на столетие. Подчеркиваю, это будет не полноценная жизнь, а именно агония, борьба за выживание – впрочем, для жителей третьего мира это вполне нормальное состояние, при котором они будут продолжать рожать детей и надеяться, что вот-вот всё наладится…

Законы выживания совершенно другие, нежели в обычном мире. Именно поэтому мы часто не можем понять политики стран третьего мира, к примеру, Китая – потому что они уже живут по той морали, которую нам еще только предстоит освоить.

В мире, живущем в условиях перерасхода ресурсов планеты, нет друзей, есть только конкуренты и временные союзники. Нет понятия безвозмездной помощи, потому что помощь своим конкурентам в потреблении ресурсов – опасна прежде всего для тех, кто оказывает помощь. В этом мире не задумываясь, задраивают внутренние переборки отсеков подводных лодок в случае пробоин. В этом мире Ной и его семья лупит веслами тонущих людей, мешая им своей массой перегрузить Ковчег.

Создание новой эсхатологической, но в то же время гуманистической  морали – одна из задач энвайронменталистского направления мысли. Мы должны сами для себя решить, кто поступил нравственнее – Лот, безоговорочно поверивший моральному авторитету, отрицавшего его привычный мир и традиционные взаимоотношения,  или его жена, оглянувшаяся на гибнущий город, олицетворяющий для неё привычный мир, друзей, уют…

Клерикальный ответ на эту дилемму мы знаем: прощальный взгляд на развращенный город, которому уже был вынесен Божий приговор, свидетельствовал о сочувствии к нему. Жена Лота оглянулась, потому что душою принадлежала Содому.

Стало быть, нам первым делом надо освободиться от любви к окружающему миру-Содому? Воспитать в себе презрение к обывателям, к потребителям всех мастей, и, не дожидаясь, пока нас сменит искусственный интеллект, самим превратиться в роботов? Не дожидаясь, пока природа сама сократит население планеты, помочь ей в этом, сокращая рождаемость, например?

Я не знаю ответа на эти вопросы. Более того, я не уверен, что есть универсальные ответы на них, пригодные для всех народов всей планеты… Быть может, достойнее погибнуть, но не менять свой образ жизни, ведь честь и достоинство – вещи, поважнее выживания… Предлагаю думать вместе…

 

Юрий Шевчук, «Зеленый Крест»

Отправить комментарий