Зеленый Крест | План спасения №2
Зеленый Крест | План спасения №2
2364
single,single-post,postid-2364,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

План спасения №2

 

План спасения №2

Добавил Natalia в Публикации 09 Фев 2015

Давайте поищем хорошее в нашем положении. Поможем правительству региона разработать антикризисный план. Подумаем и посчитаем – если придется выживать самостоятельно, без опоры на центральный бюджет – то что у нас есть такого ненужного, что можно обменять на что-нибудь нужное?

Что может быть более ненужным, чем мусор? С него и начнем…

Вопреки распространенному мнению, бытовые отходы – не основная часть мусора. Они составляют всего только 8% от всей массы «ненужного». Больше всего у нас отходов горной добычи – в Бокситогорске и Пикалёво, в Сланцах и Кингисеппе. Много отходов дают целлюлозно-бумажные комбинаты и вообще предприятия по лесозаготове и деревообработке. Не переработанные в удобрение помёт и навоз – тоже отходы, причем высокого класса опасности. И наконец, кроме твердых бытовых, бывают и жидкие бытовые отходы – продукт переработки канализационных стоков на станциях Водоканала, которым заполняются иловые «карты». Почему до недавнего времени эти запасы вторичного сырья считались отходами производства и потребления? Во-первых, кризиса не было; во-вторых, потому, что стоимость добычи полезного продукта из них превышала рыночную стоимость добытого продукта. Но за последнее время отечественными учеными и специалистами разработаны рентабельные способы полной  переработки практически всех видов вторичного сырья. Эти способы запатентованы, опробованы, сертифицированы  и уже внедряются в производство в различных точках России.

И теперь мы можем (при желании, конечно)  получать удобрение из помета либо навоза не за месяцы естественной ферментации, а за трое суток ферментации ускоренной, и получить этого удобрения в Ленинградской области за год столько, сколько потребляет весь Северо-Запад за три года.
Мы можем получать из любых органических отходов топливо, по характеристикам совпадающее с мазутом, не требующее энергии для производства, методом, позволяющим перерабатывать любую органику – от шпал или шин до короотвалов и содержимого иловых карт.
Мы имеем технологии, позволяющие производить литификацию (окаменение) любого вида не перерабатываемых отходов, в том числе – и неутилизируемой части строительного и бытового мусора, обеззараживая и обезвреживая их, превращая в нерастворимый в воде минерал и используя в дальнейшем в строительстве. То есть, внедрив такую технологию в  масштабах региона, мы перестанем нуждаться в полигонах по захоронению отходов.
Наконец, мы можем производить извлечение и выплавку из отвалов, образовавшихся при добыче бокситов, ранее не извлеченных из руды редкоземельных элементов — скандия, лития, индия, галлия и других, а также железа, титана, аллюминия, золота, палладия и так далее, полностью перерабатывая отвалы в продукт. Запасов к примеру, лития, под Бокситогорском столько, сколько Россия и за сто лет не добудет при нынешнем уровне добычи…

Оценить количество получаемого продукта от переработки вторичного сырья мы можем на одном примере – в Ленинградской области и Санкт-Петербурге только переработка всех ставших непригодными за год автомобильных шин в топливо даст около 200 000 тонн мазутоподобного топлива, что сопоставимо с примерным объемом экспорта мазута из порта Высоцк. И в данном случае не учитывается уже накопленный запас годных к переработке шин.

Уже сейчас мы можем изменить свое отношение к отходам и рассматривать их как вновь открытые запасы полезных ископаемых. Соответственно и Ленинградская область из территории, бедной на полезные ископаемые, становится в потенциале местом добычи практически всех экспортных видов полезных ископаемых, либо их аналогов.

Большая часть подобных производств не требует значительных капиталовложений и окупается в течение 3-5 лет. Участие государства в их работе ограничивается обеспечением поступления вторичного сырья на переработку по согласованным тарифам – и, естественно, гарантией «не кошмарить» новый бизнес.

Все это звучит, как цитата из фантастического романа – но в том-то и дело, что время наконец догнало авторов антиутопий.

Подведем итог – у нас есть фактически неисчерпаемый источник органики для переработки в топливо и получения тепла и электроэнергии без необходимости их передачи на расстояние с пятидесятипроцентными потерями. У нас есть опять же, бесконечный источник строительного материала – не для домов, так для фундаментов и заборов, дорог и стен промпредприятий. На внутренний рынок мы можем отправлять органическое удобрение или почвогрунт на его основе, причем опять же в фактически бесконечных, то есть, превышающих спрос, объемах. И на внешний рынок, для закупки бананов, мы сможем отправлять редкоземельные металлы. Вместо того, чтобы сидеть и ждать, когда же горы красного шлама под Бокситогорском попадут в реки бассейна Ладожского озера.

Создать эти производства можно за несколько месяцев. Стоят они не дорого. Окупаются быстро. Если это произойдет, стало быть, кризис пошел нам на пользу, создав самодостаточную экономическую систему в регионе.

Юрий Шевчук («Зеленый Крест»).

 

Отправить комментарий