Зеленый Крест | Нет отходов производства, есть вторичное сырье!
Зеленый Крест | Нет отходов производства, есть вторичное сырье!
2368
single,single-post,postid-2368,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Нет отходов производства, есть вторичное сырье!

 

Нет отходов производства, есть вторичное сырье!

Добавил Natalia в Новости 17 Фев 2015

Очередное заседание Общественного экологического совета при Губернаторе Ленинградской области в основном было посвящено разрабатываемой сейчас Советом Концепции по утилизации вторичного сырья в Ленинградской области

«Давайте поищем хорошее в нашем положении. Поможем правительству региона разработать антикризисный план. Подумаем и посчитаем – если придется выживать самостоятельно, без опоры на центральный бюджет – то что у нас есть такого ненужного, что можно обменять на что-нибудь нужное?» – предложил членам Совета его председатель Юрий Шевчук, руководитель Северо-Западного «Зеленого Креста».

А что может быть более ненужным, чем мусор?

Вопреки распространенному мнению, бытовые отходы – не основная часть мусора. Они составляют всего только 4% от всей массы «ненужного». Больше всего у нас отходов горной добычи – в Бокситогорске и Пикалёво, в Сланцах и Кингисеппе. Много отходов дают целлюлозно-бумажные комбинаты и вообще предприятия по лесозаготове и деревообработке. Не переработанные в удобрение помёт и навоз – тоже отходы, причем высокого класса опасности. И наконец, кроме твердых бытовых, бывают и жидкие бытовые отходы – продукт переработки канализационных стоков на станциях Водоканала, которым заполняются иловые «карты». Почему до недавнего времени эти запасы вторичного сырья считались отходами производства и потребления? Во-первых, кризиса не было; во-вторых, потому, что стоимость добычи полезного продукта из них превышала рыночную стоимость добытого продукта. Но за последнее время отечественными учеными и специалистами разработаны рентабельные способы полной переработки практически всех видов вторичного сырья. Эти способы запатентованы, опробованы, сертифицированы и уже внедряются в производство в различных точках России, в том числе и в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

И теперь мы можем получать удобрение из помета либо навоза не за месяцы естественной ферментации, а за семь суток ферментации ускоренной, и получить этого удобрения в Ленинградской области за год столько, сколько потребляет весь Северо-Запад за три года, то есть 10 миллионов тонн.

Мы можем получать из любых органических отходов топливо, по характеристикам совпадающее с мазутом, не требующее энергии для производства, методом, позволяющим перерабатывать любую органику – от шпал или шин до короотвалов и содержимого иловых карт.

Мы имеем технологии, позволяющие производить литификацию (окаменение) любого вида не перерабатываемых отходов, в том числе – и неутилизируемой части строительного и бытового мусора, обеззараживая и обезвреживая их, превращая в нерастворимый в воде минерал и используя в дальнейшем в строительстве. То есть, внедрив такую технологию в масштабах региона, мы перестанем нуждаться в полигонах по захоронению отходов.

Наконец, мы можем производить извлечение и выплавку из отвалов, образовавшихся при добыче бокситов, ранее не извлеченных из руды редкоземельных элементов — скандия, лития, индия, галлия и других, а также железа, титана, аллюминия, золота, палладия и так далее, полностью перерабатывая отвалы в продукт. Запасов к примеру, лития, под Бокситогорском столько, сколько Россия и за сто лет не добудет при нынешнем уровне добычи…

Оценить количество получаемого продукта от переработки вторичного сырья мы можем на одном примере – в Ленинградской области и Санкт-Петербурге только переработка всех ставших непригодными за год автомобильных шин в топливо даст около 200 000 тонн мазутоподобного топлива, что сопоставимо с примерным объемом экспорта мазута из порта Высоцк. И в данном случае не учитывается уже накопленный запас годных к переработке шин.

Уже сейчас мы можем изменить свое отношение к отходам и рассматривать их как вновь открытые запасы полезных ископаемых. Соответственно и Ленинградская область из территории, бедной на полезные ископаемые, становится в потенциале местом добычи практически всех экспортных видов полезных ископаемых, либо их аналогов.

Большая часть подобных производств не требует значительных капиталовложений и окупается в течение 3-5 лет. Участие государства в их работе ограничивается обеспечением поступления вторичного сырья на переработку по согласованным тарифам и поисками рынков сбыта, в том числе и на международном уровне.

Все это звучит, как цитата из фантастического романа – но в том-то и дело, что время наконец догнало авторов антиутопий.

Подведем итог – у нас есть фактически неисчерпаемый источник органики для переработки в топливо и получения тепла и электроэнергии. У нас есть, опять же бесконечный, источник строительного материала – не для домов, так для фундаментов и заборов, дорог и стен промпредприятий. На внутренний рынок мы можем отправлять органическое удобрение или почвогрунт на его основе, причем опять же в фактически бесконечных, то есть, превышающих спрос, объемах. А на внешний рынок мы сможем отправлять редкоземельные металлы. Создать эти производства можно за несколько месяцев.

Разработка концепции утилизации вторичных отходов займет у рабочей группы полтора месяца. Затем она будет вынесена на обсуждение общественных структур Ленинградской области.

Отправить комментарий