Зеленый Крест | Как помирить Сидоровых
Зеленый Крест | Как помирить Сидоровых
1904
single,single-post,postid-1904,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Как помирить Сидоровых

 

Как помирить Сидоровых

Добавил Natalia в Публикации 11 Окт 2013

В поселке С***, на «стопервом» километре от Питера, жили – были Сидоровы. Не родственники, нет. Просто однофамильцы.

Сидоров-первый из тех, про кого говорят «крепкий хозяин». «Поднялся» на осколках совхоза, начал с огорода, потом завел свиней, теперь перешел на овец и кроликов. Сын – директор деревообрабатывающей фирмы; дочь владеет маленькой сельской гостиницей.

Сидоров-второй унаследовал дом от бабки и вот уже двадцать лет приезжает «отдохнуть на лето». Лето у него длится с мая по сентябрь, полное грибов, ягод, неспешных прогулок по окрестным лесам и размышлений о судьбах Родины. По образованию историк, в быту неприхотлив, готов неделями питаться кашами с грибами.

Сидоров-третий появился на свет по ошибке, точнее – спьяну. По молодости трудился на всех великих стройках социализма, но кроме синих наколок, не заработал ничего. Теперь работает мало и плохо, но на самогон хватает. Живет в развалюхе на краю села.

Бывает, по субботам встречаются они втроем у магазина. Сидоров-первый привез бревна на ремонт деревенского храма, выгрузил, да и за квасом зашел. Сидоров-второй купил макарон и гречи. Сидоров-третий так и вообще там сидел с утра, ждал добрую душу, что опохмелиться поможет. Поздороваются – односельчане как-никак. Разговорятся…

Начинает, как обычно, историк, Сидоров-второй. Жалуется. Лес за рекой рубят, мусор вдоль берегов валяется и местная власть его не убирает, хотя ей и положено, по выходным машины городских прямо в озеро заезжают – а народ местный молчит, вместо того, чтобы президенту писать. Сидоров-первый замечает, что лес на то и растет, чтобы его потом срубить и новый посадить. Иначе все равно на корню сгниет. И справедлив ли закон, заставляющий нас убирать за городскими отдыхающими? А что народ молчит, так ведь народ понимает – не хозяин он ни в лесу, ни в поселке, ни на озере. Хозяин может гостей добром попросить вести себя как положено, или вовсе не пускать… А у нас по закону «открытый доступ к береговой полосе». Вот и сиди, смотри, как городские всё портят у тебя под окнами. Сидоров-третий, неожиданно трезвый, говорит, что он бы собрал бутылки и банки после городских. Если бы за них нормально платили, а не по рублю за поллитровку.

«А новые дома какие возводятся! – опять недоволен Сидоров-второй. – Поселок в два раза вырос, жителей летом в десять раз больше, чем зимой! Одних гастарбайтеров целый городок за околицей, пройти страшно!» Сидоров-первый на это отвечает: «И хорошо, что обеспеченные люди у нас селятся. С таких, как ты, даже в нашем сельпо оборота нет. А эти моей дочке выручку делают, ежедневно в её кафе ходят, знакомым гостиницу рекомендуют. И налог земельный платят, кстати.» Сидоров-третий вклинивается: «А про гастроном-бабайтеров это верно говоришь! Мы, русские, сами работать можем!» Оба Сидорова смотрят на него недоверчиво и прикидывают, когда он успел приложиться к бутылке, вроде все время тут стоял.

Но Сидорова-второго уже не остановить. Теперь он переходит от частностей к общему и обличает разруху в сельском хозяйстве – мол, поля борщевиком заросли, а те, что обрабатываются, навозом пахнут. Сидоров-первый предлагает всё, что борщевиком заросло, бесплатно отдать под строительство жилых домов, вот борщевика и не будет. А вообще-то, сосед, надо определиться – либо ругать руководство за разруху, либо за запах навоза на полях. Сидоров-третий уже забыл, что хотел поработать и предлагает привезти мигрантов, пусть они поля обрабатывают.

И не было еще случая, чтобы пришли эти трое к согласию. Потому как один зажат в тисках государственной собственности на природные ресурсы; другой – бесправный наблюдатель на любимой своей малой родине, а третий вообще не понимает, чем родной край отличается от соседнего.
Как помочь Сидорову-первому стать настоящим хозяином? Раздать бесплатно землю тем, кто её может обработать? И чтобы ни клочка «общего», то есть ничейного, не осталось? Но где тогда будет гулять Сидоров-второй и сидеть с бутылкой Сидоров-третий?

А что сделать для Сидорова-второго? Питерские жители все чаще фактически переселяются в область, оставаясь горожанами лишь по паспорту. Так что же — дать право двум миллионам «долгосрочных рекреантов», а попросту – дачников Ленинградской области образовывать свои поселения, выбирать свою местную власть, иметь своих депутатов в областном Законодательном Собрании? Или напротив, усилить государственное регулирование, превратить всех в бесправных арендаторов земель и жилищ?

Как сделать так, чтобы разделенное на две примерно равные части, диаметрально различающиеся по системе ценностей, население Ленинградской области осознало общие цели развития региона и выработало единое мнение о путях его развития?
А пока политики думают, Сидоровы продолжают спорить…

Юрий Шевчук 11.10.2013

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.