Зеленый Крест | История о двух посёлках — между самоуправлением и самоуправством
Зеленый Крест | История о двух посёлках — между самоуправлением и самоуправством
1685
single,single-post,postid-1685,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

История о двух посёлках — между самоуправлением и самоуправством

 

История о двух посёлках — между самоуправлением и самоуправством

Добавил Natalia в Публикации 30 Сен 2008

Юрий Шевчук, председатель Санкт — Петербургского отделения Международного Зеленого Креста. 30.09.2008

Странное сходство судеб двух посёлков не может не бросаться в глаза. Оба были переименованы в патриотическом порыве — Сусанино стало таковым в год трёхсотлетия династии Романовых, отметив тем самым подвиг костромского крестьянина, отдавшего “жизнь за царя”; Ульяновкой стали называть Саблино в честь сестры Ленина Анны, проживавшей когда — то в посёлке. И Ульяновка, и Сусанино сложились, как дачные места. Их история интересна и ещё ждёт своего исследователя. Впрочем, вот что говорит о Саблино знаток окрестностей Петербурга, профессор Григорий Викторович Двас:
“Развитие Саблино, как дачной местности, началось вскоре после завершения строительства Николаевской железной дороги. Вокруг станции на землях, выкупленных или арендованных у местных крестьян, возник новый посёлок — Дачное Саблино. Окрестности Саблино не просто считались наиболее живописными из всех притосненских земель, но и имели привлекавшие всеобщее внимание достопримечательности — водопады и пещеры. Саблинские имения предоставляли прекрасные возможности для любителей пеших прогулок. Говоря о имениях, необходимо в первую очередь упомянуть о владении графа Кейзерлинга — “Александровка”. Граф облагородил и обустроил парк, соорудив в нём фонтаны — шутихи наподобие петергофских, устроил площадку для оркестра, построил гостиницу — пансион для отдыхающих. Вот как сам граф А. Г. Кейзерлинг писал об “Александровке” в своей книге “Воспоминания о русской службе”: “Мною созданы долговечные культурные ценности. Я первый заложил посёлок для горожан, превратившийся впоследствии в ухоженный дачный городок, где под фиксированные рентные платежи мелкому неимущему чиновнику предоставлялась возможность устроить себе собственный дом.” Увы, предсказанию графа А. Г. Кейзерлинга не суждено было сбыться. Не стали долговечными созданные им и его последователями культурные ценности. Всего сто лет назад в Саблино было пять театров, две линии конно — железной дороги, активно работали пожарное, образовательное, спортивное и другие общества, гимназия…”
Как ответ на наступившие в девяностых тяжелые времена, стала возрождаться религиозная и культурная жизнь. В посёлках заново отстраиваются церкви. В Саблино открывается музей в пещерах — бывших песчаных выработках на берегу реки Тосно. А в начале 21 века вновь пошёл взлёт рождаемости; на месте закрытых школ впору стало детские садики образовывать. Народ приободрился, почувствовал, что и от него что — то зависит. И поэтому, когда в Саблино появились менеджеры транспортной компании и заявили, что хотят построить автобазу рядом с церковью и кладбищем и что “в районе все согласовано”, весь посёлок поднялся против такого покушения на чистоту дачного воздуха. Депутаты местного самоуправления также проголосовали против создания автобазы, таким образом полностью похоронив проект.
По иному дело пошло в Сусанино. В этом посёлке, кажется, ещё не кончились “девяностые”. Закрыт бытовой комбинат; расформирована пожарная команда. Поэтому, возможно, сгорел деревянный клуб в деревне Красницы неподалёку. Пришкольные участки отданы под индивидуальное жилое строительство. Кое — где дороги в поселке просто отсутствуют — даже “Скорая помощь” не может проехать.
Сусанино в местном совете имеет двух депутатов — остальные шесть представляют два других посёлка. Возможно поэтому, выступившие против создания автобазы в Сусанино депутаты оказались в меньшинстве. Не возымели пока результатов и протесты местных жителей, пишущих коллективные письма всюду — от губернатора Ленинградской области до Природоохранной прокуратуры.
Мы сознательно не рассказываем о вреде, наносимом окружающей среде автотранспортным предприятием. Потому как — не о том , собственно, речь. Даже если бы вместо автобазы хотели построить санаторий — и в этом случае последнее слово должно было бы оставаться за местными жителями. А в обязанности проектировщиков, между прочим, как раз и входит грамотно, популярно и непредвзято доложить для местных жителей свой проект. Этот процесс называется общественными слушаниями. И пусть собравшиеся на них не имеют права вето. Зато депутаты МСУ очень даже прислушиваются к мнению своих избирателей. А без депутатского согласия на муниципальной земле никто ничего построить не может.
Но пока что местных жителей предпочитают не убеждать — а обманывать непонятными терминами и путаными схемами. Назначают слушания в рабочее время, чтобы пришло как можно меньше народа, приводят свою “массовку”, которая криком забивает голоса сельских бабушек. А депутатам в ответ на критику проекта обещают купить телевизор в клуб или провести водопровод в десяток домов… Причем проектировщики стараются договариваться с исполнительной ветвью муниципальной власти. К сожалению, исполнительная власть — администрации и их главы — продолжает себя считать главней каких — то там депутатов, избранных часто из числа местных врачей и учителей.
Пример двух посёлков показывает, чем чревато для жителей отсутствие настоящего местного самоуправления. Собственно, выбор перед всеми муниципальными образованиями области стоит такой — или деградация территории, или создание системы реального депутатского правления.

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.