Зеленый Крест | Город под смертоносным покрывалом
Зеленый Крест | Город под смертоносным покрывалом
1743
single,single-post,postid-1743,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Город под смертоносным покрывалом

 

Город под смертоносным покрывалом

Добавил Natalia в Публикации 17 Май 2009

Юрий Шевчук 17.05.2009

Жить в Петербурге и оставаться здоровым — задача почти невыполнимая. По статистике, 20% жителей города в настоящий момент больны, 75% — условно здоровы, то есть их хроническая болезнь находится не в острой стадии, и лишь 5% — здоровы. Или недообследованы. Между тем люди продолжают стремится в крупные города, а градоначальники под давлением спроса на квартиры вынуждены “давать добро” на повышение этажности и уплотнение городских территорий.
Города стремятся в небо. А в небе людей подстерегают опасности. Каждый, кто прилетал в Питер на самолете, или спускался по шоссе с Пулковских высот, видел полосу смога над городом. Она начинается где — то на высоте 30 этажа и продолжается в высоту до 300 метров. Так что воздух на уровне третьего этажа чище, чем на уровне 30 — го. В небоскрёбе форточку на ночь открытой не оставить. Тут для проветривания кондиционер нужен.
Над крупными городами атмосфера в среднем содержит в десять раз больше аэрозолей и в 25 раз больше газов, чем над сельскими районами. Основной источник загрязнения — конечно же , автомобильный транспорт. Он дает до 80% загрязнения. Изменения состава воздуха влияют даже на климат — на 10% увеличивается количество осадков, на 30% снижается солнечная радиация — наверно, заметили, что загар в городе “не пристает”?
Климат в Петербурге ветреный, и прогноз изменения природных условий в будущем предполагает усиление частоты и силы ветров. В какой — то степени это очищает воздух. Но и туманы у нас частые, а смог, смешавшийся с водяной пылью, становится ещё опаснее.
Кроме автомобилей и промышленности, город регулярно отравляет себя ядами, производимыми в своем “организме”. Это, во — первых, ядовитая пыль, которая образуется при разрушении асфальта и стен домов, во — вторых, песчанно — солевая смесь, которой зимой посыпают улицы, и которая потом месяцами лезет в глаза и нос, и, наконец, пыльца растений и земляная пыль газонов. Напрасно некоторые считают, что парки и газоны очищают наш воздух. Как и любой фильтр, листва и трава накапливают вредные вещества, а затем сами становятся источниками яда. Поэтому в городе нельзя есть ничего из того, что здесь растёт — ни яблоки, ни шиповник, ни, тем более, грибы. Конечно, без зелени в городе было бы ещё хуже, но преувеличивать её значение тоже не стоит. К примеру, земля в скверах города содержит запредельное количество тяжелых металлов — от 10 до 120 ПДК по разным показателям, и, соответственно, листва и ветви деревьев также оказываются ядовиты.
Самое плохое, что атмосферное загрязнение от Петербурга распространяется на значительное расстояние — до 100 км. Это сказывается на лесных массивах в радиусе 20 — 40 километров, в основном — во Всеволожском районе.
Но и в квартире существуют свои источники экологической опасности. Это — строительные и отделочные материалы. К примеру, пенополистирол, применяемый для утепления, выделяет токсичное вещество стирол, который может попадать в жилые помещения. А другой утеплитель — минераловатные плиты — содержит в качестве связующего звена фенолформальдегидные смолы, тоже выделяющие в воздух ядовитые вещества. Битумное покрытие крыш и рубероид также не безопасны.
Особо стоит сказать о наших “спутниках”, в первую очередь — грибах. Старые дома буквально опутаны грибницами, пятна грибов видны на штукатурке и кирпичах. Невидимые, но от этого не менее опасные нити грибниц растут и в наших телах. Практически все жители Петербурга поражены грибковыми заболеваниями. В последнее время распространились грибковые заболевания ушей.
Второй по распространённости нежелательный “сосед” — мельчайшие насекомые, в основном — клещи. Увидеть их можно только под микроскопом, а почувствовать — при осложнении после простуды, когда кашель не проходит месяцами.
Собственно, город вместо места для комфортной жизни с экологической точки зрения превратился в нечто среднее между шахтой для добычи редкоземельных элементов и роддомом, в котором десятилетиями живет стафилококк. Для молодых людей, превыше всего ценящих наличие массы себе подобных, оно, может и ничего. Но другие — и те, кто завел садоводство, чтобы прокормить семью, и даже те, кто использует возможности полиса для зарабатывания очень больших денег, понимают, что жить в нём — опасно для жизни.
Казалось бы — стоимость городской квартиры такова, что, продав её, можно купить загородный дом с городскими удобствами. И созданы экологически безопасные материалы для загородного малоэтажного строительства — клееный брус, к примеру, или пока ещё мало распространённый деревянный кирпич… И понимание в обществе того простого факта, что ребенку с внутриутробного периода развития до школьных лет лучше жить вместе с мамой за городом, тоже есть. Но мало кто из пап готов тратить по три часа ежедневно на дорогу до офиса или цеха. Да и уезжать от медицинских центров боязно — в конце концов, именно медицине больших городов человечество обязано увеличением продолжительности жизни.
Пока что переселяются жить в область в основном люди творческих профессий. К примеру, в Саблино мне встретились переехавшие туда писатели, художники и органных дел мастер. Возможно, с развитием коммуникаций и информационного общества, потребность в личном общении у работающих людей уменьшится. Тогда в город можно будет приезжать раз в неделю, а остальное время, к примеру, оформлять бухгалтерские документы дома и посылать их на подпись шефу с помощью электронной почты.
Будущую идиллию портит лимитированность объемов строительства загородного жилья природными факторами. Это, во-первых, пояс болот, окружающий Петербург со всех сторон на расстоянии в 30 — 50 километров, где просто невозможно построить экологически безопасное жильё, а во — вторых, нехватка пресной подземной воды. На юге от города вода часто железистая или солёная. На севере — пресная, но довольно глубоко.
Но все не так уж плохо. Сейчас в Ленинградской области примерно 23 тысячи коттеджей, в основном используемых для сезонного проживания, но вполне пригодных для жизни в них круглый год. Современное состояние дорог и прочих объектов инфраструктуры позволяет построить ещё около 100 000 коттеджей. Так что возможность вырастить следующее поколение здоровым у нас есть.Юрий Шевчук.<

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.