Зеленый Крест | Это – “ваш город”?
Зеленый Крест | Это – “ваш город”?
1639
single,single-post,postid-1639,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Это – “ваш город”?

 

Это – “ваш город”?

Добавил Natalia в Публикации 04 Окт 2007

Юрий Шевчук, Зеленый Крест. 04.10.2007

Наблюдал как-то раз следующую уличную сценку на Петроградской стороне – идет пара пожилых людей, судя по внешнему облику и одежде – достатка много ниже среднего. Проходят мимо недавно построенного нарядного дома. Женщина, обращаясь к мужчине, говорит испитым голосом: “Ишь, чего воры понастроили!”. Мужчина многословно и путано отвечает ей нечто в том роде, что в таких домах только воры и живут. Проходят еще несколько метров и скрываются в подъезде дома соседнего, построенного в конце XIX века, совершенно уверенные в том, что уж они — то — люди честные.
Между тем жильцы нового дома как бы то ни было, а заплатили за свое жилье деньги. Их же соседи живут в бывшем “доходном доме”, отнятом у законных владельцев в ходе большевицкого переворота. Живут практически за счет милости правительства, до сих пор не проводящего люстрацию — возможно, как раз жалея вот таких вот пожилых, бедных, считающих себя честными. Хотя по сути именно они – воры и есть. Или пособники воров, пользующихся краденым, если им так менее обидно.
Не решенная до конца в ходе “перестройки” проблема частной собственности на землю вызывает постоянную социально-тектоническую трясучку под нашими ногами. Почему эта всем уже надоевшая “уплотнительная застройка” стала вечной проблемой? “Зеленые” организации, берущиеся защищать интересы “уплотняемых”, имитируют бурную, но безрезультатную деятельность, раз за разом проигрывая дела в судах – а все остается, как есть. Потому что в судах выясняется, что застройка была проведена на вполне законном основании. И деревья вырубили по закону. И дом соседний возвели на месте сквера — тоже по закону. Думаете, дело в коррупции? Если бы все было так просто…
Представьте, что сказал бы Потемкин, если бы в саду его дворца городская управа стала бы возводить присутственное учреждение? Во сколько миллионов оценили бы трещины в домах Мурузи и Перцова их владельцы? И кого поддержали бы судьи императорской России – их или соседей-застройщиков, из-за которых дома трещинами пошли?
Риторические вопросы, разумеется…
Проблема “уплотнительной застройки” — это следствие нерешенной проблемы частного владения землей. Формально, впрочем, частная собственность на землю у нас есть, но нет земельного рынка и использование земель обставлено такими сложностями, что, к примеру, ТСЖ оформить необходимые бумаги практически невозможно. Возможно, причина здесь в том, что наш народ в трогательном единении с бюрократией боится появления класса крупных землевладельцев, как огня.
Самый популярный кошмар обывателя на сегодняшний день таков – “приходишь в лес, а он — частный”. Забор стоит, грибы — ягоды собирать нельзя, купаться в озере запрещается. В общем, закрылся бесплатный магазин под названием “природа”. Признаться , в частной собственности на землю, леса, воду, и так далее не вижу большой беды. Что ж, что лес станет частный – зато он будет жить. А как горят “общие”, под государственной охраной находящиеся, леса, мы можем наблюдать каждое лето из окон электрички. То же и с сельскохозяйственными землями. Социалистическое хозяйство убедительно показало нам невыгоду крупных ферм в нашем климатическом поясе, которые существовали на привозных кормах, попутно отравляя реки и подземные воды в окрестности. Экономическая выгода в производстве сельхозпродукции напрямую связана с высокой экологической культурой — если, конечно, отсутствуют государственные дотации и землю можно передать по наследству.
Мировая практика показывает, что частная собственность надежней охраняет природу, чем государственная система заповедников. И в мире действуют десятки объединений богатых людей, скупающих уникальные или просто красивые местности по всему земному шару, чтобы, объявив их частными владениями, спасти от уничтожения туристами. Но только в России народ в массе своей почему — то считает, что частник скорее будет вредить природе, чем государство. Хотя на практике всегда получается наоборот.
С уплотнительной застройкой – то же положение. Никто не будет строить дом на чужой земле. Вначале ее предстоит выкупить. А ведь владелец может и не продать. Или запросит такую цену, что выгоднее будет освоить пустырь в Шушарах. Но если вокруг нас земля – по — прежнему не частная, а городская, то и распоряжается ею Правительство города.
А что же жители? Их мнение никому не интересно. И пусть они хоть еженедельно выходят на Невский с плакатами “Это — наш город!” Они — не собственники земли, они её “занимают”. Их можно на законных основаниях переселять с озера Долгое в Колпино или наоборот. Единственное, что удивляет — на каком основании они, живущие в чужих домах, и ходящие по чужой земле, считают город в целом — “своим”.
Разумеется, возникновение открытого рынка городской земли принесет много неприятного – углубления неравенства в обществе, например. Скорее всего, землю скупят немногие крупные структуры. И поначалу – в спекуляционных целях. Но это – единственная возможность для наших городов стать действительно нашими, а не превращаться в муравейники ради обогащения бюрократии. Вот когда у каждого из нас будет в собственности хотя бы квадратный сантиметр питерской земли, когда мы вернём награбленную собственность наследникам бывших владельцев, когда мы станем жить в своих домах на своей земле и гулять в своих парках, тогда мы сможем с полным на то основанием сказать: “Да, это — НАШ ГОРОД!”

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.