Зеленый Крест | Что такое сейды или зачем нужно охранять мегалиты?
Зеленый Крест | Что такое сейды или зачем нужно охранять мегалиты?
1688
single,single-post,postid-1688,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,

Что такое сейды или зачем нужно охранять мегалиты?

 

Что такое сейды или зачем нужно охранять мегалиты?

Добавил Natalia в Публикации 10 Фев 2008

Вячеслав Мизин, Действительный член Русского Географического Общества 02.10.2008

Вряд ли найдется в России человек, ни разу не слышавший о Соловках. Знаменитый архипелаг в Белом море широко известен в России и за рубежом. Одной из составляющих его всемирной известности являются, в том числе и древние культовые памятники: каменные «лабиринты» и сейды. Ежегодно беломорские острова посещают тысячи человек, увозя с собой впечатления от этого уникального в природном и историческом планах места.
При этом мало кто догадывается, что аналогичные беломорским памятники есть и на островах Финского залива. Что представляют собой эти объекты? «Каменные лабиринты» — это выложенные тысячи лет назад на прибрежных скалах спирали из валунов. Для чего точно и кто именно это делал, достоверных сведений нет. Мнения ученых насчет их предназначения расходятся.
Сейды представляют собой крупные валуны, взгроможденные на несколько более мелких камней. Часто на сейдах делались навершия из мелких камней. Известно, что сейдам поклонялись древние саамы. Но ученые склоняются к версии, что сейды были известны и до саамов, и называют их создателями загадочный народ, ныне известному под условным названием протосаамы. Культ сейдов тоже представляет собой немалую загадку, о его происхождении и датировках существует также много версий.
Обнаружение сейдов и «лабиринтов» на территории Ленинградской области стало не только удивительным фактом, но обострило проблему их сохранности. Действительно, многие объекты, так называемые мегалиты, как часто в популярной литературе именуют доисторические сооружения из камней, сейчас сохраняются лишь строгим режимом погранзон и тем, что исследователи не афишируют места их расположения. Вот как, к примеру, обстоят дела с двумя уникальными комплексами мегалитов, на которых хотелось бы остановиться подробнее. Речь пойдет о горе Воттоваара в Карелии и острове Гогланд в Финском заливе.
На первый взгляд, что может быть общего между карельской горой и балтийским островом? Объединяет их не только наличие древних сейдов, но и проблема их сохранности. Оба места мне удалось посетить не единожды и каждый раз неизгладимое впечатления оставляли величественные древние святилища. Сейды на горе Воттоваара известны с 1978 года, первая археологическая экспедиция работала на горе в 1992 году, спустя 14 лет с момента открытия. Сейды на Гогланде были зафиксированы летом 2008 года при проведении экспедиции по выявлению элементов культурного ландшафта острова, организованной петербургской общественной организацией «Зеленый крест» при финансовой поддержке концерна «Росэнергоатом».
Интересно сколько лет пройдет, прежде чем сейды острова будут детально обследованы археологами? Хочется верить, что на этот раз меньше, чем 14. Однако возможно, что уже в ближайшем будущем эти уникальные памятники могут остаться лишь в воспоминаниях. Неподалеку от горы Воттоваара, на которой расположено около 1500 сейдов — крупнейшее скопление в мире — выделена земля под гранитный карьер и вскоре начнутся взрывные работы. На острове Гогланд, на той горе, где членом петербургского историко-краеведческого общества «Карелия» Петром Винокуровым были обнаружены древние мегалиты, строится военный объект. При этом, например, на фоне проблемы Воттоваары снова поднимается вопрос о происхождении сейдов — как будто, если эти объекты являются не рукотворными, а ландшафтными святилищами, то и сохранению не подлежат.
Сейдов на Гогланде меньше, вряд ли больше пятидесяти на семи вершинах острова, но с учетом уникальных природных особенностей острова, они являются неотъемлемой частью культурного ландшафта, гармонично дополняющей образ острова. К этому можно добавить, что скопление сейдов на Гогланде на данный момент является крупнейшим из известных в Ленинградской области и одним из самых южных в Северо-западном регионе России.
Возможно, кто-то может задаться вопросом, а зачем вообще нужно охранять непонятные и вызывающие споры древние камни? Что с них толку?
Да, сейчас мы не понимаем значения древних мегалитов во всей полноте, но тот же знаменитый Стоунхендж, не менее спорный и непостижимый, не только охраняется, но и является всемирно известной туристической достопримечательностью. Сейчас уже сложно представить Англию без Стоунхенджа, он стал одним из знаковых памятников страны. Соловецкие лабиринты и кавказские дольмены точно так же официально объявляются памятниками и являются привлекающими туристов достопримечательностями. Уже сложно представить российский Кавказ без дольменов и Соловки без лабиринтов, эти сооружения стали одними из распространенных и узнаваемых символов.
Вопрос же сохранения северной мегалитической культуры, памятники которой разбросаны по Ленинградской области, Карелии, Кольскому полуострову до сих пор остается открытым. Повторюсь — многие объекты хранит только малоизвестность и удаленность, кое-где спасает режим пограничных зон. Вред древним святилищам наносят, конечно, не только при добыче полезных ископаемых – основной урон они несут от вандалов, рушащих и ломающих всё, куда могут дотянуться – им что лифт в подъезде, что сейд на горе… Между тем, в соседней Швеции, сейды, дольмены и другие мегалитические сооружения официально признаны подлежащими охране памятниками.
Но было бы неверно считать, что охранять древние мегалитические комплексы необходимо только с точки зрения абстрактной «охраны старины ради самой охраны» или для развития туристического потенциала Северо-запада. Под охраной должны быть и те объекты, которые вряд ли привлекут внимание экскурсантов. Если взглянуть на проблему с другой стороны, то сейды, каменные кладки, лабиринты являются самым архаичным пластом культурного ландшафта местности, потеряв их, мы теряем живые следы целых эпох, эпох, о которых мы и так знаем далеко не все. Мы уже потеряли несколько каменных лабиринтов, известных на начало 20 века; судя по ландшафтным признакам, сейдов на острове Гогланд до войны могло быть в несколько раз больше; один из комплексов каменных куч (древних могильников) полуразобран во время войны на стрелковые позиции. За те 8 лет, которые я занимаюсь исследованием объектов мегалитической культуры на северо-западе России, уже приходилось сталкиваться с примерами разрушения памятников и варварского отношения к ним. Чем менее известен памятник, тем более велика вероятность его незаметного, тихого уничтожения. Примеров много: уничтожены уникальные свойства ижорского «Звенячего камня», в зонах застройки оказались «Чертов камень» в Хиттолово и следовик «Детские следки» на Сойкинском полуострове, современные «граффити» появились на Бесовом камне, до сих пор неопределенна судьба культового комплекса у озера Суходольского. При этом следует заметить, что решить проблему охраны культовых камней и мегалитов простым переносом объекта на новое место нельзя. Культовые камни, вырванные из ландшафтного контекста, теряют смысл и часто становятся обычными валунами. Можно сказать, что именно проблема культовых объектов показала важность сохранения самого культурного ландшафта края, доказывая, что нельзя рассматривать объект вне окружающего его ландшафта.. Кстати, кроме разрушения появляются и новоделы, созданные мистически озабоченными гражданами. Все это наносит урон культурному ландшафту региона. История, запечатленная в реальных её носителях, уничтожается и коверкается самым невообразимым образом.
Достанутся ли нашим потомкам острова и горы Северо-запада со своей богатой древнейшей историей, запечатленной в непостижимых и вызывающих восхищение памятниках, решать нам и именно сейчас. Завтра, возможно, говорить будет уже не о чем.

Извините, обсуждение на данный момент закрыто.